Akeon таки рассказывает о своем пути в небо :)

Akeon

On my way to Airliner Career
Завтра будет насыщенный лётный день. Хотя полёты для меня не заработок (пока 😉!), однако отношусь я к ним, как вы знаете, серьёзно.

Но, как говорится, «бывают и просто сны, внученька» ©. Таким был позавчерашний полёт всей школой FNA, когда пилоты и сотрудники слетелись из Герцлии и Хайфыв Кирьят Шмона: пообщаться, поесть, погулять. Больше десятка самолётов. Я сделал для вас небольшой ролик. Если же хотите «всё-всё-всё целиком», то парой постов выше лежит запись лайв-стрима, который я вёл сидя в самолёте. Там почти два часа.

А если вам надо ёмко и симпатяжно — то вот видео, которое я сделал для вас, чтобы вы вместе со мной почувствовали дух малой авиации, саму её душу 🙂.


 

Akeon

On my way to Airliner Career
У нас тут в авиагруппе кто-то выложил фотки и видео парапланеристов в районе Зихрон Якова, которые залетели в район маршрутов для лёгкой авиации. Пилот, сделавший эти снимки, вовсю ругался. И я его понимаю: намотать «свободника» на винт нет никакого желания, тем более, когда ты совершенно законно идёшь по своему маршруту.

Но вот снобизм «мало того, что сами они, самоубийцы, летают на *этом*, так ещё и...» меня неприятно удручает. «Это» — летательный аппарат, плод технической мысли. Я и сам, между прочим, практически из «этих», ибо начинал с дельталёта. Я бы даже сказал, многим пилотам, сидящим сейчас в кабинах своих железных и пластиковых птичек не помешало бы попробовать себя в непосредственной близости к воздуху, когда ты летишь прямо вот совсем своими руками. Спойлер: Цессна это не оно, как многим кажется, тросы и тяги к рулям не дают потрогать воздух напрямую,э. «Руками» — это крыло в ваших ладонях, по которому если бьёт поток, то у вас руки выворачивает, так что вы быстро учитесь понимать погоду и принимать решения.

Нарушения, безусловно должны быть порицаемы, нужны меры для того, чтобы нарушения не повторялись, ибо это вопрос безопасности. Но снобизм летающего на «типа, настоящем самолёте» — это не красит ни пилотов, ни авиасообщество.

Так я думаю.
 

Akeon

On my way to Airliner Career
Знаете, одна из самых приятных граней моей «работы» (в кавычках не потому даже, что нет пока коммерческой лицензии, а потому, что когда занимаешься любимым делом — это не работа, а сама Жизнь!) та, когда ты уезжаешь с аэродрома в конце прекрасного лётного дня, а тебе звонит человек, летавший с тобой пару часов назад и едва сдерживая эмоции говорит, как это было круто, как приятно видеть увлечённого, находящегося на все сто процентов на своём месте меня, и какие остались впечатления, ощущения и послевкусие.

Для меня это бесконечно дорого.

--
Фотография Yona Kogan.

BA6F4951-C70F-473E-BFBE-243C0D992C2C.jpeg
 

Akeon

On my way to Airliner Career
И ещё один перепост из моего фейсбука:

В пятницу я поймал в воздухе совершенно потрясающий эффект. Фотография не может точно передать его, хотя и на ней заметна иллюзия: глядите, солнце погружается прямо в море! Не за море, а прямо в него, кажется, что солнце как кусок масла на сковородке подтаивает и растекается по воде! Очень красиво, и очень необычно.

Ну и как водится: приходите летать вместе! Я хочу не только свои часы «настрелять», я хочу, чтобы это было в кайф не только мне, и ещё хочу, чтобы люди увидели и поняли, что авиация не «где-то там, в немыслимых высях», а что она тут, рядом. Что она дня каждого, кто хочет дотронуться до неба рукой.


222222.jpg
 

Akeon

On my way to Airliner Career
Попались на глаза старые, 10-летней давности видео с полётов ещё на дельталёте. Вот, сделал небольшое видео-воспоминание. Заодно, в конце эмоции от полёта
🙂
.
Летать — это круто, это классно. Я вообще не понимаю, как можно не летать
🙂
! Я жив каждой минутой, что провёл в воздухе.

 

Leonid

Специалист
О психологии лётного дела. Для чего нужно осматривать самолёт перед полётом?

Те, кто со мной уже летал знают, что во время внешнего осмотра я почти всем задаю один и тот же любимый вопрос: «как вы думаете, что я ищу?» Все отвечают по-разному, но суть сводится в одному: найти неисправность. А верный ответ вот какой: я ищу причину не лететь. И только если таковая не сыщется, мы садимся в самолёт.

Опытные пилоты совершенно справедливо полагают, что доверять не следует никому, и себе в первую очередь. Всё за всеми нужно тщательно проверять. Но бывают знаки, которые показывают, что даже при таком подходе бдительность следует ещё усилить. Видите, на фотографии триммер руля высоты (маленькая пластиночка на руле) смотрит вверх? Это говорит о том, что самолёт сконфигурирован для посадки, но триммер не был, в соответствии с чек-листом, после посадки и освобождения полосы возвращён в нейтральное положение.

Любой пилот может забыть такую мелочь. Я уверен, практически каждый хоть раз, да забывал что-нибудь подобное. Всё равно перед запуском двигателя в чек-листе есть проверка работоспособности этого триммера, после чего, в соответствии с тем же чек-листом, он устанавливается в нейтральное положение.

Но!

Я не знаю того, кто летал до меня. Я не знаю, единичный ли это у него случай, минутная забывчивость, или характер человека, его обычная манера летать. И для собственной безопасности я выбираю вариант «до меня летал безответственный раздолбай». Тогда я удесятеряю внимание и выискиваю, где ещё он мог накосячить.

Это авиация, а я, как не раз уже сообщалось общественности, трусливый пилот. Потому мой принцип – проверь, перепроверь, а потом перепроверь перепроверенное.

Именно такой подход к полётам я воспитываю в себе годами, с самого 2009, когда я впервые поднялся в небо в качестве курсанта. Тем более, зная собственный характер и забывчивость 😬.

Посмотреть вложение 484528
НА фото я вижу и другие необычные для меня вещи.

Самолет ещо привязан, а закрылки выпущены, руль высоты опущен.

Меня учили что сразу после освобождения полосы и до рулёжки закрылки надо убрать. А перед привязкой в вал штурвала Цессны ставится замок. Замок -совсем не мелочь. При неудачном направлении , силе ветра и его переменчивости руль высоты может дохлюпаться до какой нибудь проблемы.

А насчет триммера не всё так печально. В том же самом чек-листе перед взлетом написано что надо проверить его положение и выставить во взлетное. Предудыщий пилот это делать не обязан.

Признаюсь, лично я после посадки никогда положение тримера не меняю. Но и при посадке им практически не пользуюсь. Лично мне кажется что когда "давишь" штурвал сам, то траектория лучше чуствуется , да и короткий этап зависания получается проще. Но тут уже кто как привык.
 

Akeon

On my way to Airliner Career
НА фото я вижу и другие необычные для меня вещи.

Самолет ещо привязан, а закрылки выпущены, руль высоты опущен.

Меня учили что сразу после освобождения полосы и до рулёжки закрылки надо убрать. А перед привязкой в вал штурвала Цессны ставится замок. Замок -совсем не мелочь. При неудачном направлении , силе ветра и его переменчивости руль высоты может дохлюпаться до какой нибудь проблемы.

А насчет триммера не всё так печально. В том же самом чек-листе перед взлетом написано что надо проверить его положение и выставить во взлетное. Предудыщий пилот это делать не обязан.

Признаюсь, лично я после посадки никогда положение тримера не меняю. Но и при посадке им практически не пользуюсь. Лично мне кажется что когда "давишь" штурвал сам, то траектория лучше чуствуется , да и короткий этап зависания получается проще. Но тут уже кто как привык.
Самолёт привязан, руль опущен — он на замке ещё. А закрылки уже выпущены — готовлюсь к проверке. Сразу после этого пойду снимать замок и отвязывать скроет по мере осмотра.

Насчёт триммера — у нас здесь учат триммироваться после смены режима полёта.
 

Malish

Я люблю строить самолеты, но больше люблю летать!
Откуда
Волгоград
Насчёт триммера — у нас здесь учат триммироваться после смены режима полёта.
Это делает каждый пилот и при заходе на посадку пилот тоже триммирует самолёт для этого режима полёта. Обычно триммер РВ после посадки всегда будет в другом положении чем для взлёта. На С-172 триммер РВ во взлётном положении находится вровень с задней кромкой РВ(нейтрально) и это легко проверить перед взлётом глянув на правое ГО - так нас учили в лётной школе, даже если "колёсико" триммера стоит на "чёрточке" взлётного положения(нейтрально) ;)
 

Akeon

On my way to Airliner Career
Дни лётные.

О, эти осенние израильские полёты! Краткие мгновения года, когда уже нет изнуряющей жары, ощутимо снижающей характеристики самолёта, а с другой, ещё не подошли киприотские циклоны, определяющие погоду в этом регионе зимой и обильно поливающие страждущую израильскую землю долгожданной влагой. Эти циклоны несут ветра и шторма, приковывающие авиацию к земле.
Но пока — пока стоят дни лётные, дни прекрасные, воздух почти прозрачен. Летишь долиной из Хайфы на Кинерет — будто плывёшь в небе. Вот слева Кармиэль с характерным кварталом П-образных домов. Под крылом небольшие горы, за ними — плодородная Изреельская долина. Поля распаханы, ждут дождей. По правую руку вырисовывается Тавор — заметный ориентир, гора, напоминающая видом громадную кипу на голове иудея.
Слева, вдалеке, белеет мост перед священным для многих Цфатом. Отсюда мост кажется хрупким, будто составленным из тонких и длинных блоков пенопласта.
Синяя вода Кинерета, видимая в такую погоду почти от самой Хайфы, внезапно оказывается прямо перед тобой и заполняет всё пространство. Там, внизу, кораблики, рыбацкие лодки, катера отдыхающих. Они рисуют пенные белые следы на гладкой поверхности Галилейского моря.
Справа Тверия. Взгляд на часы — пора возвращаться. Разворачиваешь самолёт носом к закату, и летишь прямо в это золотое, отливающее красным вечернее солнце.

Полёты, полёты, полёты... Ты поднимался в небо столько раз, и столько раз ещё будешь возвращаться сюда. И каждый раз будешь по-новому любоваться этой красотой, и никогда не привыкнешь к ней. Маленький мальчик внутри всегда будет подпрыгивать, и вертясь от восторга кричать: «Я лечу! Гляди, я лечу, и это моё, моё небо!» И впереди всегда будет сиять закатное тёплое солнце.

5ABF1E06-32A7-486D-8894-2EC3C295C911.jpeg


7B35AB1C-C951-47B2-8FE9-4D81155C221D.jpeg
 

Akeon

On my way to Airliner Career
Из трёх полётов, в итоге, удалось слетать только один. Два красивых, долгожданных, до Кинерета пришлось «отбивать». Пока собирались лететь на первую получасовку, подошёл фронт. Я вышел к самолёту с некоторыми сомнениями. Но ветер почти по полосе... В общем, понюхал воздух, поглядел на взлетающие/садящиеся самолёты и принял решение лететь и посмотреть самому что там, наверху. Облака на небе пошли характерными складками, появившаяся высококучевая «перхоть» не оставила сомнений: через нас проходит фронт.

Полетели. Вообще, если у тебя есть какой -никакой опыт, то окружающий мир начинает буквально «разговаривать» с тобой. Облака, птицы, деревья, трава, волны на море — всё это для пилота лёгкого самолёта ещё один язык общения. Язык, на котором с тобой говорит планета.

Но и язык людей в этом деле помогает — если знать что и когда слушать. Вот самолёт на аэродроме запросил взлёт. Диспетчер разрешает, попутно, как положено, сообщает силу и направление ветра. Я прислушался. Через минуту другой борт заходит на посадку. Опять диспетчерское разрешение сопровождается информацией о ветре. Следом за этим самолётом заходит ещё один. Ему тоже выдают положенную информацию. Ага, есть тенденция: ветер немного ослабевает, и подворачивает вправо. Ну точно, фронт тянется, мы на его краю.

На посадке я изготовился — и не напрасно. Прямо передо мной ветер чуть усиливается, и ещё больше доворачивает. Будет дуть около 20 градусов в правый борт, с порывами. Непосредственно перед полосой начинается «рукопашная схватка». Но — предупреждён, значит, вооружён. Отбиваюсь от всего, сажусь с небольшой тягой, с минимально выпущенными закрылками — ветер в 20 узлов и без того быстро остановит меня, а лишнее сопротивление, читай, больший расход рулей в таком деле мне будет только мешать. Аккуратно касаюсь сначала правым колесом, потом опускается переднее — боковые порывы собирают с меня свою дань — затем и левая основная стойка надёжно утверждается на асфальте. Спина, однако, мокрая.

Вылезаем из самолёта. И вот тут, собственно, начинается настоящая авиация.

Вы думаете, самое трудное — это посадить самолёт в плохую погоду? Нет, самое трудное — это принять Решение. И сказать приехавшим издалека друзьям, ждущим у терминала, что увы, больше сегодня летать нельзя. Зная, как им хочется, зная, что «в принципе-то, наверное, справиться можно». Но если ты лётчик, то ты обязан помнить, что твоё дело не меряться силой с природой, и не испытывать свою судьбу на прочность. А быть безопасным и надёжным. И, хотя в душе всё кипит, я уверенным голосом с сожалением сообщаю, что мы сегодня не полетим. На фоне этого два самолёта уходят на второй круг, подтверждая то, о чём я думаю.

Авиация, авиация... Нет ничего на свете, что могло бы сравниться с этим даром нашего разума. И нет ничего, что требовало бы от человека обладания столькими качествами и навыками, которые нужно держать отточенными до самой возможной остроты. В этом нет ничего «героического», более того, летать способен практически каждый. Просто... просто это мир, которым ты должен жить. И тогда тебе откроется совершенно иной взгляд — на себя, на природу, на людей.

-----
Фото Евгения Коробова

C5C3B3C2-D3F8-4CE0-9231-E617266A5996.jpeg


AEDCBD6F-217C-4E1C-9EEE-2B064B3BD390.jpeg


05967FCC-2088-47C6-8108-2B1807EE2577.jpeg
 

Akeon

On my way to Airliner Career
Просто поделиться, даже без фоток. Вчера взлетаю с одной замечательной семьёй. Всё как обычно, утро, Хайфа работает курсом 16, то бишь, взлёт в сторону нашего небезызвестного «свечного заводика». Всё идёт хорошо, только какая-то точка появляется прямо по курсу. Она быстро вырастает и превращается в здорового орла, обрабатывающего термик. Это прекрасно, красиво, и «доброй тебе охоты, брат мой небесный», и «мы с тобой одной крови...» и всё такое, но нахрена же прямо у меня на пути?!

Доля секунды, он, наконец, тоже замечает меня и начинает судорожно изворачиваться в попытке уйти от столкновения вправо. Я даю резко влево и вниз. Орёл, перевернувшись кверху лапами, растопырив крылья и хвост исчезает где-то за правым крылом. Я выдыхаю: очень, очень близко разошлись! Пассажиры в лёгком офигении: мать-природа подобралась к нам вплотную, едва не влепившись в пропеллер и кабину.

Обошлось без фарша в этот раз. Продолжаем. Что у нас там? Ах да, диспетчер дал 1500' на Кирийон. В эфире плотно, не пробиться, за мной, слышу, получил разрешение занять полосу следующий борт. Вклиниваюсь в секундную паузу между докладами и командами:

— Всем, важная информация. Точно по курсу взлёта с 16 на 500' большие птицы, будьте очень осторожны.

Оглядываюсь вокруг: хороший день, красивый. Главное, чтобы теперь было без орлов на пути. Погнали дальше!
 

5ZF

Старейший участник
Я даю резко влево и вниз. Орёл, перевернувшись кверху лапами, растопырив крылья и хвост исчезает где-то за правым крылом.

По опыту планерных полетов такие птицы, в подавляющем большинстве случаев, уходят от столкновения ныряя вниз. Встреча в термиках с ними происходит достаточноя часто.

Это так, для информации на будущее. ;)
 

Akeon

On my way to Airliner Career
По опыту планерных полетов такие птицы, в подавляющем большинстве случаев, уходят от столкновения ныряя вниз. Встреча в термиках с ними происходит достаточноя часто.

Это так, для информации на будущее. ;)
Спасибо! Уже принял их в расчёт. У нас их в АТИС включают, когда особенно остро стоит вопрос.
 

Akeon

On my way to Airliner Career
Сегодня засняли потрясающий момент. Жаль, качество видео подвело. Полетели с пассажирами, а тут около Акко пожар: то ли трава горит, то ли ещё что в таком духе. И вот, мы летим туда на 2000', а прямо под нами работают два самолёта пожаротушения. Жаль, видео не передаёт того, как оно выглядело в реальности.
Но знаете, на самом деле, пускай нам как можно реже выпадает возможность видеть такие вещи. Пожар — штука совершенно малоприятная.

 
Вверх